10:29 пп - Воскресенье Июнь 24, 2018

СИБИРСКИЙ СЕПАРАТИЗМ История и трансформации федерализма в России

Автор | 21.06.2014
сибирский-сепаратизм

События на Украине вновь пробудили интерес российского общества к теме федерализма. Раскол в соседнем государстве на «восток» и «запад» лишний раз продемонстрировал, что унитарное государство не в силах справиться с противоречиями между центром и регионами.

Эксперты напомнили о том, что после распада СССР многонациональная Россия сделала правильный выбор в пользу федеративной модели развития, которая способствовала сохранению целостности страны. К тому же именно федеративное устройство позволило России довольно легко оформить присоединение Крыма. Ведь любая федерация представляет собой союз, готовый принять желающих, если они соответствуют определенным требованиям.

С другой стороны, сама суть федерализма – разделение власти между центром и регионами для более эффективного управления, — воплощенная в России вызывает много вопросов. Некоторые наблюдатели склонны считать нынешний российский федерализм фикцией потому, что, по их мнению, центральные власти фактически напрямую указывают регионам, какую экономическую и социальную политику надо проводить.  Но сколько бы россиян не пугали угрозой этнического сепаратизма, в излишней централизации нет ничего хорошего. Если территории отказывают в праве на посильное самоуправление, то она начинает добиваться его самостоятельно по этническим или экономическим соображениям. Иногда из-за того, что винит в своем неблагополучии неэффективную политику центра. Иногда потому, что не хочет «кормить» другие регионы. Причем процесс этот с переменным успехом наблюдается в России аж с 19 века, когда сибирские областники впервые заговорили об отчуждении края от России. Тогда русские регионалисты ратовали против эксплуатации богатств региона метрополией. Причем большинство из них вовсе не были радикально настроенными «экстремистами», а лишь стояли на позициях федерализма – децентрализации власти. Они размышляли о неравноправии центра и окраин, о неудовлетворительном с их точки зрения способе управления Сибирью, о необходимости развития образования. Сибиряки-областники Сибирское областничество зародилось в середине 1850-х годов в петербургском кружке студентов, приехавших из разных городов Сибири от Омска до Иркутска. Лидеры движения Григорий Потанин и Николай Ядринцев познакомились еще на первом курсе университета и организовали Сибирское землячество. Кстати, ни один участник кружка так и не получил высшее образование. У молодых людей кончились деньги и примерно в 1863 году они вынуждены были вернуться на родину. Дома в Сибири бывшие студенты активно занялись научной и литературной работой. Они выступали за прекращение экономической зависимости региона от остальной России, против неравенства населения региона в плане гражданских прав по сравнению с жителями центральных губерний, за открытие в Сибири университета. Областники считали, что центр эксплуатирует их родной регион, относится к нему как к колонии. Они выдвигали программу преодоления этого положения за счет стимулирования свободного переселения, ликвидации ссылки, «учреждения покровительства сибирской торговли и промышленности», непосредственного выхода сибирских товаров на мировой рынок введением порто-франко в устьях Оби и Енисея, организации судоходства по Северному Морскому пути и привлечения иностранных инвестиций.

Особый характер

Дореволюционные регионалисты были убеждены в существовании сибирской идентичности, особости сибиряков. В своей работе «Сибирь как колония» Ядринцев противопоставлял сибиряка «российскому человеку». Писал, что первый «первобытнее», а ум его «менее гибок».

До 1917 года сибиряки, и в самом деле, совмещали в себе национально-культурные особенности русских и «азиатскость» местных коренных народов. Это давало регионалистам повод говорить об «особенном лице» жителя региона – «ярком и характерном». Сибиряку приписывались такие качества как трудолюбие, находчивость, смелость, даже угрюмость. Суровая природа наложила отпечаток на характер жителей зауральских территорий – леность и слабость духа были несовместимы с освоением новых земель. В отличие от российского крестьянина, вся жизнь которого протекала на виду у общины, сибиряк больше полагался на самого себя, на собственные силы и собственный опыт. Тем не менее, было очевидно, что сибиряки оставались русскими по духу и культуре людьми. Поэтому, в отличие от многих других движений за независимость, областники никогда не разыгрывали «национальной карты». Сибирь всегда отличалась от других регионов тем, что в ней стремление к областничеству не было связано с национальной идеей и базировалось на территориальной основе. Все разговоры о сибирском «субэтносе» со стороны областников были, скорее, популизмом, способом привлечь внимание к местному патриотизму. «Я употреблял сепаратизм не как цель, а как средство», — писал один из лидеров движения Григорий Потанин. Ссылка из Сибири   Регионалисты пытались заявить о себе ярко и броско, чтобы заинтересовать окружающих. Они не хотели ограничиваться простым «кружком по интересам» для избранных и старались всячески популяризировать свои мысли среди коренного населения Сибири: проводили лекции, публиковались в прессе. В итоге областники действительно оставили значительный след в истории и литературе Сибири, хотя каких-то кардинальных для региона изменений им добиться не удалось. Если сегодня регионалистскими идеями никого не удивишь, в ХIХ веке они считались необычными и даже крамольными. За свои мысли большинство идеологов сибирского областничества поплатились тюрьмой и ссылкой. Причем инкриминировали им именно сепаратизм, а дело носило название «Об отделении Сибири от России и образовании республики подобно Соединенным Штатам». Примечательно, что у суда возникла загвоздка с выбором места отбывания наказания для признанных виновными областников. Ведь политических преступников в то время, как правило, отправляли в Сибирь. В итоге Потанина было решено сослать на Балтику в Свеаборгскую крепость, а Ядринцева увезли из Томска в Архангельскую губернию. Национализм vs регионализм С победой большевиков в гражданской войне областничество сошло с политической сцены. Более того их последователи жестоко преследовались. Идеи сибирских регионалистов не нашли понимания у новой власти, та сделала выбор в пользу национально-территориального деления страны. В свое время выделение национальных автономий в самостоятельные единицы действительно сыграло важную роль в экономическом, социальном и культурном подъеме многих прежде лишенных образования народов. Но сегодня, как утверждают некоторые ученые и политики, деление страны по национальному признаку утратило свою актуальность и несет в себе угрозу этнического сепаратизма. Сторонники упразднения нацрегионов считают, что те тормозят развитие России и даже угрожают ее территориальной целостности. Противники этнического федерализма говорят о дискриминации в регионах с «титульной» нацией остальных этнических групп, о непропорциональном представительстве различных народов в органах власти, о несправедливом распределении субсидий и дотаций в пользу нацрегионов. Многие эксперты давно предлагают поменять границы регионов «с точки зрения экономической целесообразности», чтобы место национальных общностей заняли территориальные. Таким образом, они в определенной степени актуализируют идею первых сибирских регионалистов. Резать, не дожидаясь перитонита?

Соблазн упразднить, наконец, национальные республики очень велик. Но к принципам федерализма такой подход ныне не имеет никакого отношения. Ведь сегодня любая область – это исторически сложившийся регион со своими социальными и экономическими связями, самосознанием, а зачастую и территориальной солидарностью. При принятии подобных решений центр в первую очередь должен учитывать интересы самих субъектов федерации. Изменять существующую систему, не спрашивая мнение у проживающего там населения, – означает «резать по живому». Хотя сторонников такого решения становится все больше и все чаще они приводят аргументы в логике фронтового хирурга из известного фильма «Покровские ворота», которая предлагала «Резать к чертовой матери, не дожидаясь перитонита!»

Но не стоит забывать и о негативных последствиях такого кардинального шага. Ликвидация республик может подтолкнуть национальных активистов к борьбе за независимость. Ведь до сих пор государственные образования внутри России они продолжают рассматривать как единственную возможность сохранить свои язык и культуру. В этой ситуации татарские, башкирские, якутские и все прочие националисты, которых федеральные власти пока более-менее успешно контролируют, из умеренных могут превратиться в радикальных. И возглавят эти деструктивные движения «титульного» населения, скорее всего, именно местные политико-экономические элиты, которые будут отчаянно бороться против понижения своего статуса.

Существующие сегодня законодательные и иные механизмы сохранения своей идентичности представителями любого народа в любой точке страны большинству граждан неизвестны, а успешная практика их применения не сопровождается информационной поддержкой.

Однако тенденция регионализма в противовес национализму в нашей стране потихоньку набирает обороты. Лидеры территориальных субъектов федерации все чаще выражают свое глухое недовольство преференциями, которые имеют субъекты национальные. А последняя перепись населения показала, что, несмотря на отсутствие в официальном перечне национальности «сибиряк», 4116 граждан страны все-таки настояли на том, чтобы в опросных листах их идентифицировали именно так и никак иначе.  Напомним, по данным переписи 2002 года сибиряками себя называли лишь 10 человек. Совершенно очевидно, что федерализм в России ждут трансформации.

Ульяна Иванова

Источник: НацАкцент

С этой статьей читают:

Категория: Федерализм