9:31 дп - Пятница Декабрь 14, 2018

Документ 16

federalizm-doki-16

1653 г. мая 19

ЖАЛОВАННАЯ ГРАМОТА ЦАРЯ АЛЕКСЕЯ МИХАЙЛОВИЧА ИМЕРЕТИНСКОМУ ЦАРЮ АЛЕКСАНДРУ О ПРИНЯТИИ ИМЕРЕТИИ В РОССИЙСКОЕ ПОДДАНСТВО*

Бога единаго безначальнаго и безконечнаго, невидимого, стращнаго и неприступнаго, превыше небес пребывающаго, вла- деющаго силами небесными и единым безсмертным словом премудрости своея видимыя и невидимыя, вся сотворшаго, и самодержавным божественным духом вся оживляющаго и недреманным оком на землю призирающаго, и всяческая на ней устрояющаго, и утешения благая всем человеком подавающаго, и его же в трех имянех боятся и трепещут небесная и земная и преисподняя, того единаго Бога в Троице чтем и поклоняемся, и трисиятельнаго, его всемогущаго Божества неизреченным милосердием живем и движемся, и пребываем и величеству его славу возсылаем. Сего убо Бога, нашего, в Троице славимаго, милостию, мы, великий государь, царь и великий князь Алексей Михайлович, всея Русии самодержец [п. т.], пожаловали есмя Меретинския земли начальника Александра царя и сына его царевича Баграта и брата Мамуку, велели им дати сю нашу царскую жалованную грамоту, впредь для утвержденья по ево, Александра царя, челобитью, что в прошлом во 157 году присылал к нам, великому государю к нашему царскому величеству, бити челом он, Александр царь, послов своих, игумена Василья, да бельца Давыда с грамотою; а в грамоте своей к нам великому государю к нашему царскому величеству Александр царь писал, что он пребывает царем от дедов и от прадедов, от благочестивых царей, и монастыри и церкви сооружены от древних царей и митрополиты и епископы многие, и вера христианская истинная есть и до днесь, и нам бы, великому государю, не оставити их и не отринуть от наших царских рук, а он, Александр царь, иного царя христианская веры не имеет, опричъ нашего царскаго величества. Да в той же грамоте своей писал к нам, великому государю, как он на государстве своем пребывает, и от недругов своих тесноту и гонение терпит, и нам бы, великому государю нашему царскому величеству, пожаловати его, Александра царя, помочь ему учинить, чтобы неверные земли его не одолели, и истинная христианская вера, и церкви, и святые монастыри не разорились, и велети б к нему послать нашего царскаго величества посла, мест их досмотре™. И мы, великий государь наше царское величество, слыша то, что в его, Александра царя, государстве православной христианской вере от нечестивых разорение, и ему, Александру царю, и земле его утеснение, о том поскорбели не по малу, и для веры христианския мы, великий государь наше царское величество, пожаловали его, Александра царя, по его челобитью, хотя его держати под нашею, царского величества, высокою рукою в нашем государском в милостивом призреньи, чтоб православная христианская вера в поруганьи не была, посылали к нему наших царского величества посланников, дворянина Микифора Толочанова да дьяка Алексея Иевлева, и велели государства его Меретинския земли осмотри, и его, Александра царя, и ближних его людей привести х крестному целованью на том, чтоб ему, Александру царю, и детем ево, и внучатам, и всему ево Меретинскому государству быти под нашею царского величества высокою рукою в вечном подданстве. И в нынешнем 161 году нашего царского величества посланники, дворянин Микифор Толочанов да дьяк Алексей Иевлев, привезли к нам, великому государю, из Меретинския земли целовальную запись, за ево, Александра царя, и духовных и ближних людей руками и печатьми. А в той записи написано: Меретинския земли Александр царь за себя и за сына своего Баграта, и за брата Мамуку, и ближние их люди нам великому государю нашему царскому величеству, целовали крест на том, что им, Александру царю, и сыну его царевичю Баграту, и брату Мамуке, и их детям, и внучатам, и ближним их людем, со всею Меретинскою землею, быти под нашею царского величества и у наших царских детей и у внучат, которых нам, великому государю, вперед Бог даст высокою рукою в вечном подданстве навеки неотступные, а к иным ни х которым государям не приставати. Да с теми же нашими царского величества посланники прислал он, Александр царь, к нашему царскому величеству бити челом з грамотою послов своих казначея Ленкгация Джепарицу, да архимандрита Эвдемона, а в грамоте своей писал и речью им приказывал бити челом нам великому государю нашему царскому величеству, чтоб нам, великому государю его, Александра царя, пожаловати от нашия царского величества руки отриновенных не учинить, и от недругов их держати во оборони, и в защищенье, и прислати б к нему, Александру царю, нашу, царского величества, жалованную грамоту, чтоб им на на-ше царское величество имети надежду: а в чем им нашего, царского величества, повеленье будет, и они то все учнут исполняти. И мы, великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович, всея Русии самодержец и многих государств государь и обладатель, выслушал целовальной записи и грамоты, и за то, что он, Александр царь, учинился под нашею царскаго величества высокою рукою в вечном подданстве, и нам, великому государю, он, Александр царь, и за сына своего Баграта, и за брата Мамуку правду дал, и крест целовал, и ближние его люди за себя и за всю Меретинскую землю крест целовали, и руки и печати свои к той записи приложили, милостиво похваляем. И послам его велели видети наши царские очи. И по его, Александра царя, письму и челобитью пожаловали есмя ево, Александра царя, и сына ево царевича Баграта и брата Мамуку, и ближних их людей, и всю их Меретинскую часть под свою царского величества высокую руку приняли, и от нашея царского величества руки отриновенных николи не учиним; и для утверженья по ево, Александра царя, челобитью послали есмя к нему сю нашу царского величества жалованную грамоту за нашею золотою печатью, с послы его с казначеем с Ленкгацыем Джепарицею да архимандритом Эвдемоном, и их, послов, пожаловав нашим царским жалованьем, к нему отпустили. И Александру царю, и ево детям, и внучатам, которые будут впредь, и всем потом будущим в Меретинской земле царями, сю нашу царского величества грамоту держать у себя и во всем нам, великому государю нашему царскому величестве, и нашим царским детям и внучатам, и потом будущим росийским великим, государям царям и великим, князям служити и радети и добра хотети, безо всякия хитрости, и чести и повышенья искати, и быти под нашею царского величества высокою рукою и у наших царских детей и внучат и потом будущих российских великих государей царей и великих князей неотступным, до кончины живота своего по своему крестному целованыо. А мы, великий государь наше царское величество, и наши царские дети и внучата и потом будущие росийские великие государи цари и великие князи учнем ево, Александра царя, и сына ево царевича Баграта и иных ево детей и внучат, которые у них вперед будут, и их людей и всю Меретинскую землю держали под нашею царского величества высокою рукою в нашем царском милостивом жалованье и во обереганье, смотря по их службе и правде, и они б на нашу царскую милость и жалованье были надежны. К сей нашей царского величества жалованной грамоте мы, великий государь, нашу царского величества печать золотую велели привесить. Писан в государствия нашего дворе, в царствующем граде Москве, лета от создания миру 7161 месяца мая 19-го дня.

Белая грамота писана на олександрийском на большом листу, кайма с фигуры и богословы и государево имя по владимирского в дву местех писано золотом, подпись у той грамоты назади думного диака Лариона Лопухина такова: Божиею милостию великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии самодержец. Печать у той грамоты вислая золотая, весу в ней семдесят девять золотников с ползолотником, снурок, на чем печать привешена, ткан золотом с серебром, длиною дву аршин с четью. На том же снурке на концах кисти, золото с серебром, да около печати на том же снурке три ворворки, да у кистей две ворворки, низаны жемчюгом. У привлеки кустодия с фигуры, отлас полотно турской по червчатой земле, наклеена на бумаге. Отдана послом в ящичке дубовом, которой зделан по той грамоте, а привязана з другим с простым листом для бережи.

*Воспроизводится по: Под стягом России… С. 192-195.

СОДЕРЖАНИЕ

Путин-история-собирания-земель