10:10 пп - Воскресенье Июнь 24, 2018

Документ 1

1756 г. июня 13
РАПОРТ СИБИРСКОГО ГУБЕРНАТОРА В.А. МЯТЛЕВА В КОЛЛЕГИЮ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ О
ПРИЕМЕ В ПОДДАНСТВО РОССИИ НАРОДОВ ЮЖНОГО АЛТАЯ*

10-го сего июня от генерал-майора Крофта и командующего Кузнецкою и Колыванскою линиями полковника Дегарига получены мною репорты, из которых полковник в равной силе гене­рал-майору Крофту и мне представлял, что для объявления желающим высокой е. и. в. протекции зенгорским зайсангам о вос­последовавшем на принятие их повелении и чтоб зайсанг Омбо и протчие близ его кочующие зайсанги ж и со старшими их людьми для договоров к Чагырской крепости приехали и с собою привезли детей своих из мужеска полу, посылан был к прикоче­вавшему близ той Чагырской крепости брату зайсанга Омбы Ка­чаю подпрапорщик Надеин, которому 3 мая собранные зайсангом Омбою для совету близ живущие зайсанги Киндишка и Колчугай Дечел, а по нашему званию — диакон и прочие старшины, объявили: что-де ныне они ожидают из Большой Урги из мунгальского войска известия, что окажется впредь, то имеют в кре­пость Чагырскую чрез месяц известие дать, а особливо-де ныне не согласились с зайсангами телеуцкими и саянскими. И егда со­гласие будет и на что положат теми мерами объявлять, а в под­данстве е. и. в. со всею ревностию быть желают, и напредь сего имели согласие все тринадцать зайсангов быть в подданстве, токмо ныне объявили десять зайсангов, а саянских волостей три зайсанга мунгальским войском искоренены со всеми подвласт­ными их. Да к Бийской крепости из Таутелеуцкой волости от желающего протекции зайсанга Номкыя для секретного объявления приехал ясаул Ексак Бедженин и 22 мая чрез его, полковника Дегарига старательствы и угощения объявил: принятия-де их в подданство е. и. в. они ожидают, только весьма почасту в их во­лости к зайсангу Номкы из китайского войска, от главного стар­шины Чидорвана присылаются послы и просят со всех желающих протекции е. и. в. двенадцати зайсангов алман, который-де хотя они им платить и будут, но всех их с женами, скотом и про­чим намерены взять с тех мест, где ныне кочуют, в свою землю. А ежели они алману не дадут, то всех перевесить хотят на бере­зы. И просит зайсанг Номкы, новелено будет им быть в поддан­стве мунгальцев и алман платить, а ежели того учинить им не повелится, то требует, чтобы со стороны российской послать в их Каракольские волости при толмаче команду, на которую они несомнительную надежду иметь будут, и в подданство мунгальское идти не имеют, и прикочуют близ российских крепостей, и с собою к Катуньской крепости в залог постоянства и детей своих для отдачи в аманат привезут. Да мунгальцы-де, не видя к себе со стороны российской, что те зюнгорские зайсаны состоят в подданстве е. и. в., объявления, им, зайсанагам, не верят, но точию-де он, полковник Дегарига, по прошению вышеупоминаемого зайсанга Номкыя в Каракольские волости толмача для привозу к лутчему договору желающих протекции е. и. в. двенадцати зенгорских зайсангов с их детьми послать опасен, дабы тем послан­ным от мунгальского войска или и от них, зенгорцев, не могло причиниться какой вредности, к тому ж-де не взяв, воперед, от них аманатов, и сумнительно затем, что, когда они будут там и по случаю иногда в мунгальском войске главнейшему старшине прописанные в ордере моем (с чего в прием тех высокой е. и. в. протекции желающих зенгорских зайсангов вступить принужде­но) обстоятельства объявят, то может, что они, зенгорцы, так усильно в подданство китайское склоняемы, в несходствие за­ключенного трактата и не будут; и по той отваге и заступлению от российской стороны не могли б зенгорцы желания своего от подданства е. и. в. отменить и быть паки по-прежнему, как со­стояли до сего, и чрез бы то не произошло е. и. в. Великороссий­ской империи яко в обмане такими подлыми азиатские народ бесславия. Да и по ордеру моему тое посылку велено учинить то­гда, как от них, зенгорцев, аманаты приняты, а мунгальцы их, прикочевавших близ российских крепостей, усильно захватывать будут, чего-де ради присланному от зайсанга Номкы ясаулу Аксаку от него, полковника Дегариги, приказано ему, Номке, объя­вить, дабы он со всеми зайсангами, которые высочайшей е. и. в. протекции желают, непродолжительно приехали поблизости Бийской крепости в то место, куда им за способнее окажется, без всякого сумнения, для надлежащих о принятии их в подданство е. и. в. договоров (здесь и далее выд. мною. -Л.Ф.Б.) и с собою б детей своих родных для взятия в аманат или чиновных из знат­ных людей привели. И когда аманатов дадут и от мунгальцев ка­кие им будут происходить обиды, то в мунгальское войско, к старшине с объявлением о принятии их под здешнюю протекцию пошлется достойный ундер-офицер. И они б для лутчего от обид ухранения имели близ российских, крепостей прикочевать, а как они, зайсаны, будут, тогда им от него, полковника Дегариги, пристойным образом и о соединении их с подданными торгоуцкими калмыками, по р. Волге кочующими с издалека, задача учинена быть имеет, как по ордеру моему велено. О чем он, пол­ковник, мне и генерал-майору Крофту представя, требовал, егда вышеупоминаемые зайсанги к крепости Бийской приедут и ама­натов дадут, а в соединении на Волгу в торгоуцкие калмыки не похотят, а пожелают быть на тех же местах, где и ныне житель­ствуют или где повелится, в таком несходственном их с указом е. и. в. мнении, что чинить будет повелено, дабы-де за продолже­нием времени не могли они, калмыки, по легкомыслию своему, того желания от протекции е. и. в. отменить. А буде же на запрос его, полковника, объявят, что в соединение на Волгу к торгоуц- ким калмыкам желательны, то надлежное исполнение, как указ и ордера гласят, учинено быть имеет. Только по тамошнему мало­людству для их препровождения на Волгу не повелено будет из городов Томска и Кузнецка истребовать выписных казаков, дабы границ крепостей не обнажить, о чем и генерал-майор Крофт своим репортом такой же резолюции, как и полковник Дегарига, требовал и притом, по полученному от находящегося в Верхояицкой крепости бригадира Бахметева сообщению, объявил, что в силу насланного к нему, Бахметеву, от генерал-лейтенанта и ка­валера Салтыкова ордеру с прописанием г-на действительного тайного советника, кавалера и оренбургского губернатора Неплюева предложения, велено, егда желающие быть в подданстве е. и. в. зенгорцы из Сибири отправятся и к Звериноголовской крепости будут приближаться и ему, бригадиру Бахметеву, даст­ся знать, то б навстречу им для принятия пристойну команду вы­слать, где от будущего из Сибири конвою приняв их препровож­дать к Верхояицкой крепости линиею. Притом же он, генерал- майор Крофт, мнение свое представил: для препровождения по линиям вышеписаных зайсангов с их подвластными надлежит в конвой употребить место от места с принадлежащим числом обер- и ундер-офицеров до пятидесяти человек при толмаче из надежных людей, дабы за многим числом дачею за ними людей крепости и форпосты, где наиболее нужда зависит, не обнажить, и для получения скорейшей от меня резолюции с теми репортами прислан от него, генерал-майора Крофта, нарочный.

А понеже полученным мною 24 минувшего мая е. и. в. из государственной Коллегии иностранных дел указом между прочим велено: зенгорцев, желающих быть в подданстве е.и. в., при­нимая, препровождать по линиям в волские калмыки, ибо, кото­рые из них единаче туда зайдут, тем уже к обратному побегу ни­какого способу совершенно не будет, да и зенгорцам доставать их оттуда силою невозможно, а при всем том и прием их в здешную сторону им, зенгорцам, столько чувствителен быть не мо­жет, нежели когда б они в близости от них находились, только ныне трудность остается, что присыланный от-зенгорского зай­санга Омбы собою объявил, яко оный зайсанг как к братским, так и к волским калмыкам в соединение за дальностью идти не хо­чет, в каком намерении может быть и оный зайсанг Омбо с про­чими находятся. Итак, остается теперь ожидать, не склонятся ли они к тому по приезде к ним отправляемых в Сибирь от намест­ника ханства Калмыцкого Дундук Даши нарочных — попа и зай­санга (которые, а именно: зайсанг Нуугут да поп Биоктергиин

Гелюн и при них десять человек калмык, как то по получении в Сибирской губернской канцелярии 2-го сего июня от следующе­го с ним переводчика Парамона Деветляровского репорту значит, уже к Тобольску из Астрахани в 19 марта и отправились и име­ются в пути и надежно, что и сюда скоро будут). А между тем и до приезду тех от наместника ханства посланных, и что оные зенгорские зайсанги неотступно просят о принятии их в здеш­ние границы, представляя уже и опасность им от продолжения, чтоб их в мунгалы не захватили, определено мне по рассужде­нию сообщенных от г-на действительного тайного советника и кавалера Неплюева приказать их еще именем моим спросить, в каком подлинно они намерении находятся и не склонятся ли, чтобы им для лутчей безопасности и удобности к кочеванию с скотом их перейти к волжским калмыкам, обнадеживая их, что они проведены быть имеют по линиям без всякого изнурения их скотам и там врознь не расколются, и ежели все или некоторые из них желание свое к тому предъявят, то в отправлении оных, хотя бы к тому времени и от наместника ханства поп и зайсанг не приспели, также и во взятие от них аманатов, поступить по указу, посланному ко мне о том из Коллегии иностранных дел от 27 генваря сего 756 г. Ежели они, зайсанги, и по такому, чини­мому им обнадеживанию к переведению их в волжские калмыки не склонились, а остались бы при том, чтоб они по принятии их в подданство е. и. в. оставлены были при тамошних границах, то хотя в рассуждении изъясненной в том указе неполезности в со­держании их тамо надлежало б им в том отказать и от здешних границ отбить, особливо ежели бы предугадать было можно, что они в таковом случае не иным кем, но мунгалами захвачены бы­ли, но понеже из последнего доношения видно, что они как в ки­тайском подданстве быть не хотят, так равным образом и от Амурсаная удаляются, из которых последнее обстоятельство толь вящее рассуждение заслуживает, понеже они, не имея к то­му важных причин, совершенно от своего народа удаляться не стали, и потому сумнение предстоит, чтоб они, в случае им со здешней стороны отказа, не были принуждены отдаться в защи- щение по способности Средней киргис-кайсацкой орде, которая и без того уже полученными доныне над зенгорским народом при настоящем в оном смятении знатными авантажами взмерилась, а таковое прибавление им и более к тому повода подать может, да и другим зенгорцам, которые иногда впредь также из своего народа отлучаться принуждены будут, примером служить имеет, от чего оная орда и более в силу и в отважность на про­дерзости придти может, того ради, впредь упреждения сего, за благо рассуждено: вышеписаным зенгорским зайсангам, хотя б они в соединение к волжским калмыкам и не пошли, от поддан­ства е. и. в. не отказывать, но по рекам ли Чарыше, Бие и Катуне или в других местах внутри границ им кочевать позволить — сие оставлено на мое рассмотрение, только чтоб от них россий­ским жилищам опасностей не было, а притом, в лутчей залог их верности, взять в крепости в аманат от каждого зайсанга по од­ному сыну, а у которого детей нет, то из его родственников и из других старшинских детей, чтоб оное крепким обязательством им быть могло. Сверх того, и самих зайсангов, и их родственни­ков, и другую старшину привесть к присяге по их обыкновению и закону, чтоб они по вступлении их в подданство е. и. в. с ки­тайской стороны оставлены были в покое. Ежели необходимость того будет требовать, мне, с своей стороны, в китайское войско, против зенгорцев собранное, от себя пристойном образом о том дать знать, требуя, чтоб оные от них обеспокоены уже не были, для прописанного в указе обстоятельства, с которого е. и. в. ука­за, для учинения по оному во всем вышеповеленном непремен­ного исполнения без наималейшего упущения, пренебрежения и излишества, к генерал-майору Крофту и к полковнику Дегариге от 28 мая при ордерах посланы копии с нарочно отправленным до Омской крепости на двух почтовых подводах; а к полковнику Дегариге ордер генерал-майору Крофту велено из Омской по по­лучении отправить того ж часа под учрежденным почтам с на­рочным. И ради того, с показанием сего обстоятельства к помя­нутому генерал-майору Крофту и к полковнику Дегариге, с на­рочно присланным от него, генерал-майора Крофта, от меня предложено и велено, особливо полковнику Дегариге, в склоне­нии желающих высочайшей е. и. в. протекции зенгорских зай­сангов на переход в соединение на Волгу к торгоуцким калмы­кам, чрез нарочно посланного к ним по его усмотрению благонанежного и к тому способного обер~, а не ундер-офицера, от име­ни моего, на основании прежнего и ныне полученных мною из государственной Коллегии иностранных дел е. и. в. указов, при­стойным образом задачу со изъяснением изображенных по тем указам обстоятельств учинить, к чему хотя до сего, как из представлениев его, полковника, предусматривается и сам он, пол­ковник, всекрайнейшее старание имеет, однако ж когда и ныне придаст ему случай с кем из тех, протекции желающих зайсангов иногда самолично по приезде их к Бийской крепости, или где вблизости свидеться, то в склонение их на то с волжскими кал­мыки соединение еще ему, полковнику, все удобовозможное до­могательство употребить, и ежелъ, по его рачительному уговари­ванию, склонность свою объявят и в залог постоянства из детей и родственников аманатов дадут, таковых, нимало мешкав, дей­ствительно принимая, и по учрежденным линиям место от места препровождать их до Звериноголовской крепости, выбрав к тому препровождению такого обер-офицера, который, во-первых, им был угоден, а потом к неоказанию ни малейших во всем пути не только самим зайсангам, их старшинам, но и их подчиненным нималейших обид, притеснения и непристойных знаков совсем мог остаться благонадежен. А для конвою военных людей, сме­няя стоящих форпост от форпоста командами, а не одних до са­мого места, объявленное, по мнению генерал-майора Крофта, число пятьдесят человек или, по неимению никого, в переводе их чрез прикрытые форпостами места опасности, менее того упот­реблять надлежит. Оное и все вышеписаное оставлено на его, полковника Дегариги, распоряжение. А выписных из крестьян и разночинцев городов Томска и Кузнецка казаков, для того зен- горских зайсангов препровождения, во избежание отныне страд­ной деловой поры домовных их отлучек и от того им крайнего отягощения не требовать. Когда же, паче чаяния, чрез всеудобовозможнейшие его, полковника, домогательства высокой е. и. в. протекции желающие некоторые или и все зайсанги на переход к соединению с торгоуцкими калмыками склонности не покажут, а похотят жить вблизости здешних границ, в том, и во имении от них всегда наистрожайшей недреманным оком предосторож­ности, и ежель иногда будет за ними от мунгальского войска для захвату под их владение погоня, то во учинении для каких об­стоятельств они под здешнюю протекцию приняты, командую­щему над тем мунгальским войском чрез достойного обер- офицера объявления, и в прочем, до того принадлежащем, не меньше ж в невысылке из пожелавших к соединению на Волгу зенгорцев, вышедших бухарцев и других из магометан, то ж в Кузнецком уезде и в прочих тамошних местах живущих двое- данцев, непременно ему, полковнику Дегариге, поступать на ос­новании прежних, а особливо ныне последне ко мне присланно­го, а от меня к нему посланного из государственной Коллегии иностранных дел указом и моих предложениев, без всякого упу­щения, пренебрежения, излишества. И что во всем том время от времени происходить будет, ко мне и к генерал-майору Крофту почасту репортовать, и об оном государственной Коллегии ино­странных дел чрез сие за известие покорно репортую. А о том же от меня в высокоправительствующий Сенат и в государственную Военную коллегию репортовано, а к г-ну действительному тай­ному советнику, кавалеру и оренбургскому губернатору Неплюеву сообщено.

Василий Мятлев.

*

Воспроизводится по: Под стягом России: Сборник архивных документов / Сост., примеч. А.А. Сазонов, Г.Н. Герасимова, О.А. Грушкова, С.Н. Кистерев. М., 1992. С. 23-28.

СОДЕРЖАНИЕ

Путин-история-собирания-земель