8:40 дп - Вторник Август 21, 2018

Те, чью национальность нельзя называть.

Автор | 17.10.2013
Максим Шевченко Фото: wikimedia.org
Максим Шевченко Фото: wikimedia.org

Член Совета при Президенте РФ по межнациональным отношениям Максим Шевченко придумал Этический кодекс для журналистов, работающих в сфере межнациональных и межконфессиональных отношений и сообщил об этом «Известиям». Вскоре он представит кодекс коллегам, а потом, вероятно, и общественности.

«На одном из заседаний межведомственной рабочей группы по национальной политике, которую возглавляет Дмитрий Козак, вице-премьер посетовал, что все жалуются на то, что СМИ плохо пишут. И спросил, нельзя ли создать какой-то документ, который был бы по крайней мере памяткой для журналистов? Я ответил, что можно, после чего мне и поручили разработку документа», — рассказал Шевченко.

«Журналистов призывают не шутить на тему языка, акцента, веры и национальных обычаев. Не указывать национальность в случае совершения бытовых преступлений, не восхвалять и не оправдывать этнические чистки, депортации. Ну и также укрепиться в национальных и религиозных корнях, что, по мнению автора кодекса, поможет лучше понять представителей других национальностей», — кратко пересказывает издание содержание документа.

Это, конечно, симптоматично: если есть проблема, которую власть никак не в состоянии решить, то надо пожаловаться на то, что журналисты все переврали и вообще ведут себя некорректно и безответственно. И придумать какой-то определенный идеальный образ поведения для них.

Тут возникает тема погромов в Бирюлево и вообще межнациональных отношений. Вот как предлагает Шевченко писать или не писать о межнациональном. «Писать о межнациональных отношениях, не указывая национальность персонажей, невозможно. Но если журналист пишет о поножовщине, то должен думать о причинах. Я исхожу из того, что чисто межнациональных конфликтов практически не бывает. У пуштунов есть поговорка: «Конфликт возможен из-за трех вещей: зам, зан о заман — земля, золото, женщина». Это универсальные причины любого конфликта, если их немного раздвинуть. Земля, например — недвижимость. Мотив национальной розни в чистом виде возникает только в головах у психопатов, это достаточно редкий мотив», — поведал Шевченко «Известиям».

Конфликт в Бирюлево был бытовой? Почти безо всяких сомнений — изначально был таким. Неужто журналисты виноваты в том, что все жители района знают об овощебазе, что «виновата» во всех грехах, в том числе и в убийстве? Неужто это журналисты принимали решения об отмене проверок овощебазы, а теперь овощебазу закрывают? Неужели упоминание национальности преступника и только оно превращает конфликт из бытового в национальный?

Бытовым ли является конфликт, если фанат ЦСКА бьет морду фанату «Спартака» или наоборот? Возможно и бытовым, но не только. А если фанату «Анжи», то надо полагать, что без выяснения уровня смуглости кожи не обойдется.

С Этическим кодексом все хорошо, кроме того, что это утопия. Журналисты — часть общества (не самая плохая. просто часть), в котором фактор национальности имеет значение. «Бьют не по паспорту, а по роже» — это не журналисты придумали.

При полном бессилии официозных медиа бушевали погромы русских в Средней Азии в момент распада Советского Союза — не работали никакие кодексы или конституции, когда госвласти потворствовали разжиганию националистческого угара. Они и теперь охотно играют в эту тематику. Тема мигрантов на недавних московских выборах была одной из центральных и все наперебой обещали заняться решением проблемы — запретить, ужесточить, наказать.

Отсутствие рецептов для национальной политики, безусловно, делает привлекательным решение, которое и предлагается (пусть в половинчатом виде) в этом проекте Этического кодекса. Решение элегантное: просто игнорировать наличие проблемы. Не называть вещи своими именами, замалчивать и придерживаться максимально корректных (читай — попросту лживых) формулировок, лишь бы ничего не случилось, только бы не спровоцировать. Будто провокация и без того не случится — и в блоге никто не напишет, какой именно национальности был убийца. Будто массовый психоз и национальная истерия может быть побеждена одним только молчанием медиа.

Будто отсутствие политики у государства, воли у чиновников и их желание жить спокойно, ничего не делая, не приведут к очередному погрому через пару месяцев. Или ненависть и недоверие одних людей к другим куда-то денется в одночасье, если в газете напишут, что группа москвичей разгромила торговый центр из-за убийства «предположительно негражданином России» «гражданина России».

Будто «бомбилы» выучат городские маршруты или уступят место профессиональным таксистам, если медиа перестанут потешаться над «дорогу покажешь?», будто стоящие в пробках будут меньше возмущаться перекрытием проспекта Мира на Курбан-байрам. И так далее — будто что-то изменится, стоит только журналистам стать чуть более политкорректными.

И если уж честно, то вся инициатива — показуха чистой воды. Хотя бы потому, что один из пунктов Московской хартии журналистов от 1994 года (не очень работающего документа, но все же) и без нового этического кодекса звучит как: «Журналист полностью осознает опасность ограничений, преследований и насилия, которые могут быть спровоцированы его деятельностью. Выполняя свои профессиональные обязанности, он противодействует экстремизму и ограничению гражданских прав по любым признакам, включая признаки пола, расы, языка, религии, политических или иных взглядов, равно как социального или национального происхождения».

Но людям государственным так приятнее. Отрицать проблему и пытаться не говорить о ней вместо кропотливой работы и поиска решений — это хороший метод. Так спокойнее, если никого не убивают вокруг.

Источник ПОЛИТ.РУ

С этой статьей читают:

Категория: Обзор прессы, Статьи, блоги